?

Log in

No account? Create an account

33. Кардиографы в борьбе

Опять-таки, друзья, — без комментариев.
Рекламный перл — дословно, без купюр:
КАРДИОГРАФЫ В БОРЬБЕ СО СМЕРТЕЛЬНЫМИ ПРИГОВОРАМИ
Современная медицина поражает своими возможностями. Они выражаются не только в наличии современнейших исследований, открытий и достижений. Но в возможности использования массы самой разной передовой аппаратуры, созданной на основе новейших разработок отечественной и зарубежной технической и технологической отрасли. Новейшие достижения в медицине позволяют сегодня решать самые разные задачи, которые ранее были невозможны из-за отсутствия необходимых знаний и оборудования. Так, к примеру, современная кардиология получила в руки серьезные инструменты, такие как ЭЛЕКТРОКАРДИОГРАФЫ, которые с успехом применяются в борьбе с таким опасным заболеванием, как инфаркт. Сегодня, в отличие от дня вчерашнего, инфаркт, как заболевание, перестал быть приговором, чаще всего смертельным.
Надеюсь, господа, вы понимаете…
 
Трудно запретить людям быть дебилами.
Практически… ну, сами понимаете.
Сегодня в нашей поликлинике имела место лекция для среднего медперсонала. В целях повышения квалификации. Тема: «Первая медицинская помощь».
Лектор — профессор некогда уважаемой Военно-медицинской академии.
Загнанный на это мероприятие в приказном порядке мой старший фельдшер основные моменты законспектировал.
Сухой остаток:
При низком артериальном давлении положено растирать больному мизинцы.
При инсульте самое главное — повернуть голову набок.
При инфаркте необходимо массировать крылья носа.
При гипертоническом кризе необходимо производить кровопускание из большого пальца правой руки по каплям.
При повышении артериального давления необходимо рассосать под языком одну столовую ложку мелкомолотого пшена или выпить стакан кефира с чайной ложкой корицы.
21 век. Кровопускание из пальца. Капельно.
Хоть и впрямь немного смеха покупай.
 

31. Полечите террориста

Опять-таки — с начальственных верхов.
Спустили нам на «неотложку» очередной высокомудрый циркуляр. «О мерах по усилению безопасности объектов здравоохранения». Насчет телефонного терроризма.
Из циркуляра, в частности, следует, что, услышав звонок террориста, мы должны:
а) определить национальность;
б) определить возможное изменение тембра голоса;
в) определить вероятные пол и возраст;
г) и после этого заговаривать злодею зубы в течение минут так сорока, покуда соответствующие службы не мычат не телятся.
Я себе, пардон, сие представила.
Звонит террорист, нарывается на замотанного диспетчера, тот, не дослушав, со словами: «Секундочку, больной, я вас соединю с заведующей отделением», пихает трубку мне.
И я начинаю общаться.
Примерно так: а что вас беспокоит? ах, вы хотите взорвать поликлинику? а как давно вас посетило такое желание? а таблеточки вы от этого принимали? а какие? и не помогло? а еще к кому вы обращались? и что вам посоветовали? а тембр голоса, пол и возраст вы случайно не меняли в течение последнего получаса? а…
Честное слово, сама б себя послушала — точно бы кого-нибудь взорвала.
Просто так.
Трудно людям…
Ох, как трудно людям…
Трудно запретить людям быть дебилами.
Практически невозможно.
Вот вам еще с начальственных верхов.
В прошлом году линейно-контрольная служба активно имела все отделения «скорой помощи» при поликлиниках («неотложки», бишь) во все дыхательные и пихательные на предмет отсутствия закиси азота в наркозных аппаратах.
В этом году кампания как-то приувяла.
Достоверно выяснила, что на самом верху зреет приказ о полном исключении закиси азота из перечня лекарственных средств, состоящих на балансе «скорой помощи». Не просто так, естественно…
Правильно, совсем не просто так, а дабы «отсечь от нелегального поставщика ночные клубы, торгующие воздушными шариками, наполненными закисью азота, она — же веселящий газ».
Я воздержусь, друзья, от комментариев.
 
А вот еще. Посмотрим метром выше.
Министерство здравоохранения — самое веселое министерство в Российской Федерации. Ни дня без хохмы шоу называется. Только-только мы, грешные, к новым укладкам приспособились, только усвоили, что реланиум теперь тоже наркотик, короче, только жизнь вошла в привычную колею — а вот и нате вам!
Намедни осчастливил нас Минздрав очередным высокомудрым опусом на тему «О новом порядке оказания скорой медицинской помощи». То есть оказывать означенную помощь будем мы теперь по-новому, а к новому порядку прилагается новое содержимое автомобиля и новая опись медикаментов.
В частности, все медикаменты должны лежать исключительно в заводской упаковке с вложенной в эту упаковку инструкцией по применению.
Правильно, всяк мерит по себе. То ли, господа, сезонно обострившиеся клоуны Минздрава сочли, что дипломированный врач без инструкции никак не разберет, с каким лекарством он имеет дело, то ли пациенты будут впредь себе лечение сами назначать. На врачах, опять же, выйдет экономия…
Ладно. Взяли мы все лекарства, упомянутые в описи, засунули их в заводские упаковки и сгрудили на стол. И поняли, что в обычный наш врачебный чемодан всё это не влезет. И даже просто в чемодан не влезет. А влезет это разве что в огромный кофр — дорожный, на колесиках.
А теперь добавьте к этакому кофру то, что отныне мы обязаны иметь в карете «скорой помощи».
А именно: судно, утку, три таза и два ведра, одеяло, две подушки, дыхательную аппаратуру, наркозную аппаратуру, укладку токсикологическую, укладку реанимационную, бокс для растворов с электроподогревом, акушерский набор, дефибриллятор с монитором, кардиостимулятор, набор средств для дезинфекции и прочая…
А теперь добавьте к этому «и прочему» еще, простите, сейф, в котором надлежит держать положенные доктору на сутки три ампулы наркотиков. Сейф по закону должен быть сертифицирован и лицензирован, а значит — подключен к сигнализации с выводом последней на охранный пульт.
А поскольку предыдущий наркотический приказ никто не отменял, то для сертификации сейф должен быть весом не менее тонны, пристреленный к капитальной стене…
А теперь возьмите эту стену и засуньте не скажу куда.
Правильно. По-новому теперь для пациента места не останется. Ничего, на них мы тоже сэкономим, господа. Мыслить нужно государственно, не правда ли?
 
Еще один образчик деятельности административного придурка.
В главной роли мой неиссякаемый источник вдохновения — начмед.
На вид он человек солидный. Представительный. Целый кандидат, простите мне, наук, извините сразу, медицинских.
Правильно, по нашим временам скорее это минус.
Но не настолько же, ять, Господи прости…
Наш начмед весь из себя руководитель. Причем он даже произносит это слово с большой буквы. Спаси и сохрани в какой-нибудь бумажке перед его фамилией три буквы «к.м.н.» облыжно пропустить. Сразу же врагом народа станешь.
Как бумажки он читает — обхохочешься. Если нервов хватит, ясен пень. Сначала вдумчиво губами шевелит, затем, вооружившись красной ручкой, знаки препинания расставляет. По своему хотению, абы как. И рад-радехонек, как будто дело делает.
Не знаю, где и как до нас он подвизался, но полезными знакомствами оброс. Всё правильно, подобное — к подобным. Межушный ганглий вместо мозга поощряется.
Наш прежний главный врач, наивный человек, как-то раз его уволить попытался. За что немедленно был вызван на верха, где ему в доступной форме объяснили, что на таких людей, как наш начмед, равняться надлежит. Главный от подобной перспективы с месяц поскучал, а после сам ушел. Сперва от нас, потом из медицины.
А новый к нам пришел, как я уже упоминала, из Нефтеюганска.
Вот тут и развернулся наш начмед.Read more...Collapse )
Придурок административный как паразитическая форма административной жизни — явление типическое, массово распространенное и неистребимое. Отличается достаточно высокой патогенностью; особо патогенны пореформенные административные придурки в периоды сезонных обострений. Онтогенез равно как и филогенез наукой не изучены. Диагноз ставится на основании клинической картины, выражающейся нижеследующим рядом характерных черт.
Первое. Вне зависимости от уровня образования административные придурки отличаются крайне низким интеллектуальным уровнем. Более того, зачастую образованный придурок значительно тупее административного придурка мало или средне образованного. Стало быть, в любой жизнеспособной управленческой системе уровень вреда, неизбежно наносимый деятельностью административного придурка, прямо пропорционален уровню его образования.
Второе. Помимо чистой тупости, придурок административный характеризуется патологическим упрямством, непробиваемой уверенностью в своей правоте вкупе с абсолютной неспособностью воспринимать какие бы то ни было логические аргументы от любого оппонента опричь вышестоящего. Кроме того, нелишне понимать, что в активной фазе административные придурки обладают явной вирулентностью, а посему за-ради сохранения душевного здоровья постоянного вербального контакта с этой формой жизни нужно елико возможно избегать. В отдельных случаях возможно заражение.Read more...Collapse )

26. Принцип Путина

Трудно людям запретить быть дебилами. Практически невозможно. Но рыба-то гниет, мы помним, с головы.
До головы нам, впрочем, далеко.
А посему посмотрим метром ниже.
Говорят, что все чиновники воруют. Ничего подобного, не все. Правильно, воруют только те, что взяток не берут.
А те, которые воруют и берут, они как правило идут на повышение.
Это называется борьбой с коррупцией по-путински.
Как, например, у нас снимают-назначают глав районов. Предположим (только предположим), что глава, к примеру, нашего района — он берет. Соответственно, глава соседнего — ворует. Рано или поздно кормовая база тут и там изрядно напрягается. Тогда районных глав элементарным образом меняют. На место нашего мздоимца ставят их вора, на место их вора шлют нашего мздоимца. На время кормовая база расслабляется.
И так на моей памяти пять раз.
Это называется ротацией.
Как правило, со сменой главного чиновника района меняются и господа чиновники помельче. В районном управлении по здравоохранению, например. Как вы полагаете, с чего они на новом месте начинают? Правильно, с борьбы с коррупцией, естественно.
Так, как они это понимают.
То есть образцово-показательно.
И ведь каждый раз, друзья, у нас одно и то же. На днях ротация опять в верхах произошла. А сегодня заявилась к нам административно озабоченная особь из райздрава и потребовала всех расписаться в документе следующего содержания. Всех, от главного врача, до последней санитарки и уборщицы.
Текст — буквально слово в слово, повторюсь, в пятый раз уже на моей памяти.
Итак, проникнемся; расписка называется:
«Я такая-то или такой-то, фамилия-имя-отчество, сотрудник медучреждения такого-то, предупрежден или предупреждена, что отныне в строгом соответствии с Уголовным кодексом несу личную дисциплинарную, гражданскую, а также правовую, в том числе и уголовную ответственность за необоснованную выдачу листков нетрудоспособности, за мнимую или притворную сделку, которая запрещена законодательством, за принятие пожертвования или же дарения, являющихся скрытой формой оплаты за услуги, которые должны оказываться исключительно бесплатно, то есть безвозмездно».
Ох*уеть.
Заметьте, что чиновница весь день на хождения по поликлинике потратила. А завтра вновь придет — брать подписи у тех, кого она сегодня не застала. А поликлиника у нас в районе не одна, не считая прочих медучреждений.
Образчик деятельности административного придурка, господа.
Это называется работой.
……………….
Полагаете, они всё это просто так?
Правильно, совсем не просто так.
Конкуренции боятся, сцуки, конкуренции!
 

25. Быдло. Мир тесен

А вот совсем свежак. В минувшую субботу дело было.
Тут на секунду нужно пояснить. С недавних светлых пор моими — матерными в основном — молитвами наш парковочный пятак у поликлиники отгорожен знаком и шлагбаумом. Плюс табличка для особенно тупых: «Стоянка только для автомобилей скорой помощи».
Полагаете, сограждане у нас читать обучены? Так если бы…
Итак, свежак. Минувшая суббота. Подкатывает к нашей поликлинике овца на иномарке. Шлагбаум нагло объезжает по газону, машину тупо ставит поперек. Моим архаровцам не въехать и не выехать.
Диспетчер, видя это безобразие, выходит, просит не перегораживать проезд.
Овца в ответ имеет всех в виду и уходит в неизвестном направлении.
Наверно, и она не виновата. Не могу придумать, правда, почему. Может быть, других теперь не делают.
Дальше в общем-то нетрудно догадаться.
Минут через пятнадцать поступает вызов. Внучка бабушке на «боли в сердце» вызывает. Приехала с работы внучка, а старушка типа как совсем плоха.
Диспетчер наша вызов приняла. И даже честно внучке объяснила, что какая-то, простите, слово нехорошее, выезд «неотложке» перегородила, а потому придется подождать. Сейчас гибэдэдэшники приедут, эвакуатор вызовут…
А квартира в доме по соседству, господа.
А мир — он тесен; Питер — город маленький…
Правильно, нетрудно догадаться. Внучка выезд нам и перегородила. А вот сама овца сей факт не в силах осознать; дамочка из пореформенных, она сопоставлять и думать не обучена.
Скоро сказка сказывается, да не скоро дело делается.
Пока гибэдэдэшники доехали, пока эвакуатор не спешил…
Овца за это время всем по телефону мозги вынесла. Под конец уже судом грозить нам стала, и ладно бы простым, а то ведь сразу страшным. Почему-то так у быдла принято.
На самом деле получаса не прошло. Приехали мои архаровцы к старушке. Через пять минут после того, как бабушка-старушка умерла.
Вот и думай, что есть справедливость после этого…
А час спустя овца пришла за иномаркой. Она ж до этого момента ничего так и не поняла. Да и потом не сразу уяснила:
— Где моя машина, так-растак?! Я зачем ее у вас под окнами оставила?! Вы за ней были обязаны смотреть!!!
Как следствие, сегодня мне на стол легли две жалобы. Одна, понятно, на моих архаровцев, а вторая мне же на ГИБДД. Я не шучу, сейчас отписываться буду.
Кстати, знаете, что я из этих жалоб поняла? Главное не то, что мы старушку уморили, — главное, что мы эвакуатор, гады, вызвали!
А это ведь не исключение, господа…
Засим позвольте обобщить.
По-моему, только организм российский пореформенный сперва готов откуда-то пожрать, потом туда же, извините мне, насрать, попытаться вновь оттуда же пожрать — и тупо ждать, что это будет вкусно.
_________________

На этом ставлю не точку, а многоточие — в том смысле, что беру заслуженную паузу. Планировала сделать еще десяток-полтора текстов, но как-то подустала. Да и на фоне украинского кризиса мои рассказки м-м… мало актуальны.
Продолжение, впрочем, воспоследует.
А пока — спасибо всем, друзья:)
 
А вот еще сюжет. «Попадание под “неотложку”» называется. Или, если вам угодно, подпадение, а еще точнее — подложение. В том смысле, что от слова «подложить».
Рецепт простой, однако эффективный. Берется как бы пострадавший с синяком на любой без исключения части тела. Требуется пара крепких молодых людей в свидетели. Выбирается момент, когда карета «неотложной помощи» задним ходом выбирается с заставленного посторонними машинами парковочного пятака у поликлиники. Засим товарищ с синяком роняется на безопасном расстоянии от колес, самозваные свидетели шумят, потерпевший артистически страдает, мы выходим крайними.
Что характерно, окружающие, а таковых у поликлиники как правило немало, с удовольствием ведутся на развод; тут я лучше воздержусь от комментариев.
Короче говоря, автоподстава. Жертва, травма — вот, смотрите, люди добрые. Два свидетеля готовы подтвердить, как врачи-убивцы задним ходом человека двинули. Причем нарочно, по своей вредительской злобе. Так что немедленно извольте компенсацию, альтернатива — разбирательство в суде. И наплевать, что синячок недельной давности…
Может быть, они не виноваты. Сутяжничество в наше время поощряется, к судейским впору психиатров оптом вызывать, вот сограждане и рады постараться. Реформ, опять-таки, достойные плоды.
Высокое начальство решило дело до суда не доводить. Сочло, что нам и своего дурдома больше чем достаточно. Судиться, мол, будь ты хоть трижды прав, всё равно себе дороже выйдет.
А посему начальство тупо заплатило.
А тогда еще не я была заведующей нашей «неотложной помощью». При мне бы этот номер не прошел. Ну а так всё получилось так, как получилось.
Обидно? Не спешите, господа.Read more...Collapse )